Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

самовар

"Из десятка девять убей, а десятого представь.". Кантонисты, свидетельство третье

Оригинал взят у demian123 в "Из десятка девять убей, а десятого представь.". Кантонисты, свидетельство третье
Начало - здесь: http://demian123.livejournal.com/249489.html

Свидетельство третье:

А.И.Герцен, «Былое и думы»,
глава XIII:

«..Пожилых лет, небольшой ростом офицер, с лицом, выражавшим много перенесенных забот, мелких нужд, страха перед начальством, встретил меня со всем радушием мертвящей скуки. Это был один из тех недальних, добродушных служак, тянувший лет двадцать пять свою лямку и затянувшийся, без рассуждений, без повышений, в том роде, как служат старые лошади, полагая, вероятно, что так и надобно на рассвете надеть хомут и что-нибудь тащить.,
— Кого и куда вы ведете?
— И не спрашивайте, индо сердце надрывается; ну, да про то знают першие, наше дело исполнять приказания, не мы в ответе; а по-человеческому некрасиво.
— Да в чем дело-то?
— Видите, набрали ораву проклятых жиденят с восьми-девятилетнего возраста. Во флот, что ли, набирают — не знаю. Сначала было их велели гнать в Пермь, да вышла перемена, гоним в Казань. Я их принял верст за. сто; офицер, что сдавал, говорил: «Беда да и только, треть осталась на дороге» (и офицер показал пальцем в землю). Половина не дойдет до назначения, — прибавил он.
— Повальные болезни, что ли? — спросил я, потрясенный до внутренности. (235)
— Нет, не то, чтоб повальные, а так, мрут, как мухи; жиденок, знаете, эдакой чахлый, тщедушный, словно кошка ободранная, не привык часов десять месить грязь да есть сухари — опять чужие люди, ни отца, ни матери, «и баловства; ну, покашляет, покашляет да и в Могилев. И скажите, сделайте милость, что это им далось, что можно с ребятишками делать?
Я молчал,
— Вы когда выступаете?
— Да пора бы давно, дождь был уже больно силен… Эй ты, служба, вели-ка мелюзгу собрать!
Привели малюток и построили в правильный фронт; это было одно из самых ужасных зрелищ, которые я видал, — бедные, бедные дети! Мальчики двенадцати, тринадцати лет еще кой-как держались, но малютки восьми, десяти лет… Ни одна черная кисть не вызовет такого ужаса на холст.
Бледные, изнуренные, с испуганным видом, стояли они в неловких, толстых солдатских шинелях с стоячим воротником, обращая какой-то беспомощный, жалостный взгляд на гарнизонных солдат, грубо ровнявших их; белые губы, синие круги под глазами — показывали лихорадку или озноб. И эти больные дети без уходу, без ласки, обдуваемые ветром, который беспрепятственно дует с Ледовитого моря, шли в могилу.
И притом заметьте, что их вел добряк-офицер, которому явно было жаль детей. Ну, а если б попался военно-политический эконом?
Я взял офицера за руку и, сказав: «поберегите их», бросился в коляску; мне хотелось рыдать, я чувствовал, что не удержусь…
Какие чудовищные преступления безвестно схоронены в архивах злодейского, безнравственного царствования Николая! Мы к ним привыкли, они делались обыденно, делались как ни в чем не бывало, никем не замеченные, потерянные за страшной далью, беззвучно заморенные в немых канцелярских омутах или задержанные полицейской цензурой.»

(http://www.e-reading.biz/chapter.php/144257/26/Gercen_-_Byloe_i_dumy_%28Avtobiograficheskoe_sochinenie%29.html)

самовар

Про жидов

Алла Т. рассказала отличную историю. Может, и боян, но я вот не слышал.
М. Гуревич, один из отцов советской психиатрии, читая лекцию о прогрессивном параличе, демонстрировал женщину, страдающую этим заболеванием. Эта болезнь приводит к тяжелому слабоумию; больная не могла назвать ни своего имени, ни числа, ни времени года, но на вопрос, кто ее привез в больницу, с неожиданно осознанной злобностью отвечала:
- Жиды!
По-видимому, отсюда: http://www.jew.spb.ru/ami/A235/A235-11.htm
самовар

Про Смерть господина Лазареску

Вчера смотрели… хотел по привычке написать «с детишками», но некоторым из них уже по двадцать пять… так вот смотрели «Смерть господина Лазареску». Если вы еще не видали его, очень рекомендую, это фильм, с которого, кажется, и началось новое румынское кино. Фабула в двух словах такова: герой (вздорный старик, пьяница, живущий в загаженной квартире, провонявшей кошками) чувствует сильную головную боль и боль в животе, его забирает скорая и полночи возит по городу, пытаясь пристроить в больницу. Ему все хуже, в каждой новой больнице ему ставят все более жуткий диагноз, но оставить у себя везде отказывают: потому что мест нет и потому что старик скандалит, и перегаром от него несет за версту. Все это снято ручной камерой. Героя, между прочим, зовут Данте, так что его ночное путешествие по больницам можно понимать – при желании – как  ясно что[1]. Жанр фильма обозначен как трагикомедия; действительно, во многих местах смешно. Чего в картине точно нет, так это чернушности или мелодраматизма.
Я уже видел этот фильм раньше, и вчера поймал себя на том, что во второй раз смотрю какое-то другое кино, про другое.

Collapse )